Все регионы (звонок 
бесплатный)
   

8 800 302 60 32

    
  Электронная почта 

info@fz44.org

Москва
 

8 499 499 69 70

АС Восточно-Сибирского округа указал, что Закон об ОСАГО в части ответственности страховщика - специальный по отношению к Закону N 44-ФЗ.
Следовательно, ответственность страховщика в контракте на ОСАГО надо устанавливать по Закону об этом виде страхования. Согласно его нормам неустойка за нарушение срока страховой выплаты составляет 1% от размера страхового возмещения за каждый день просрочки.
При рассмотрении дела суд руководствовался позицией ВС РФ.
Документ: Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 11.10.2017 по делу N А78-15607/2016

Документ предоставлен КонсультантПлюс

 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 октября 2017 г. по делу N А78-15607/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 10 октября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 11 октября 2017 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Бандурова Д.Н.,

судей: Бурковой О.Н., Первушиной М.А.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Страховое общество газовой промышленности" на решение Арбитражного суда Забайкальского края от 03 марта 2017 года по делу N А78-15607/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2017 года по тому же делу (суд первой инстанции: Гончарук Е.В.; суд апелляционной инстанции: Юдин С.И., Бушуева Е.М., Капустина Л.В.),

 

установил:

 

заместитель прокурора Забайкальского края в интересах Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации (далее - прокурор, истец) обратился в Арбитражный суд Забайкальского края с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Забайкальскому краю (ОГРН 1057536034731, ИНН 7536059217, г. Чита, далее - Управление Роспотребнадзора по Забайкальскому краю, ответчик), акционерному обществу "Страховое общество газовой промышленности" (ОГРН 1027739820921, ИНН 7736035485, г. Москва, далее - АО "Согаз", общество, ответчик) о признании недействительным пункта 5.5 заключенного между ответчиками государственного контракта N 13 от 29.02.2016 на услуги обязательного страхования гражданской ответственности транспортных средств (ОСАГО).

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 03 марта 2017 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2017 года, исковые требования удовлетворены.

Общество обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судами не учтено, что неустойка, установленная пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, и ответственность, регламентированная статьей 34 Закона о контрактной системе, имеют различные основания применения и по существу реализуются в разных правоотношениях, в связи с чем, включение спорного условия в контракт правомерно.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания извещены по правилам статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (информация о рассмотрении кассационной жалобы также размещена в сети "Интернет" на сайте суда - fasvso.arbitr.ru и в информационной системе "Картотека арбитражных дел" - kad.arbitr.ru), однако своих представителей в суд округа не направили, в связи с чем жалоба рассматривается в их отсутствие.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах, определенных статьей 286 этого же Кодекса.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Забайкальского края и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ответчиками был заключен государственный контракт N 13 от 29.02.2016, по условиям которого АО "Согаз" (страховщик) обязался оказать Управлению Роспотребнадзора по Забайкальскому краю (страхователь) услуги обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО). Объектом страхования являются транспортные средства, указанные в техническом задании (приложение к контракту).

Пунктом 5.5 контракта за просрочку исполнения страховщиком обязательств, предусмотренных настоящим контрактом, установлен размер пени, который рассчитывается по формуле, приведенной в тексте данного пункта, и составляет не менее одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. При этом формула, по которой рассчитывается размер пени, соответствует формуле, указанной в пункте 6 Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 1063 от 25.11.2013.

Заявляя требования, истец указал, что пункт 5.5 спорного контракта не соответствует требованиям пункта 21 статьи 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО), поскольку размер пени, установленный указанным пунктом контракта, меньше размера неустойки (пени), установленного названной нормой закона (один процент от суммы страховой выплаты за каждый день нарушения страховщиком срока осуществления страховой выплаты).

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 166, 168, 330, 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона об ОСАГО, Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе), пришел к выводу о приоритете специального правового регулирования в части определения размера ответственности страховщика, в связи с чем, признал положения пункта 5.5 контракта недействительными.

Суд апелляционной инстанции, учитывая в том числе правовую позицию, изложенную в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (в разделе "Разъяснения по вопросам судебной практики" при ответе на первый вопрос), признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим.

Предметом иска по настоящему делу является требование прокурора о признании отдельного положения государственного контракта в части установления ответственности страховщика недействительным в связи с его несоответствием положениям пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО.

Согласно пункту 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу пункта 75 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом, является ничтожной как посягающая на публичные интересы.

Согласно статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Пунктом 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Согласно положениям частей 4, 7 статьи 34 Закона о контрактной системе в контракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. Пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства, и устанавливается контрактом в размере, определенном в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

В пункте 21 статьи 12 Закона об ОСАГО установлен размер неустойки за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуральной форме в размере одного процента за каждый день просрочки от определенного в соответствии с настоящим Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

Согласно пункту 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.01.2015 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" договор обязательного страхования является публичным, заключается на условиях, предусмотренных Законом об ОСАГО и Правилам страхования, действующим в момент его заключения.

Пунктом 61 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 от 24.03.2016 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" также разъяснено, что, если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 Гражданского кодекса Российской Федерации он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено.

Учитывая вышеизложенные особенности правового регулирования, исходя из того, что Закон об ОСАГО в части ответственности страховщика носит специальный характер по отношению к Закону о контрактной системе, установив несоответствие положений пункта 5.5 контракта требованиям пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, выразившееся в установлении меньшего размера ответственности страховщика за нарушение сроков выплаты страхового возмещения, чем закреплено в указанной статье Закона, а также принимая во внимание правовую позицию, изложенную в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (в разделе "Разъяснения по вопросам судебной практики" при ответе на первый вопрос), суды пришли к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Ввиду изложенного доводы заявителя кассационной жалобы о неучете судами различной правовой природы мер ответственности по Закону о контрактной системе и Закону об ОСАГО подлежат отклонению как основанные на неверном толковании норм материального права и не учитывающие специфику специального характера правового регулирования правоотношений между ответчиками.

Неправильного применения норм материального и процессуального права, несоответствия выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела доказательствам, нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом кассационной инстанции не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Забайкальского края от 03 марта 2017 года и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2017 года на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

 

постановил:

 

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 03 марта 2017 года по делу N А78-15607/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2017 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Д.Н.БАНДУРОВ

 

Судьи

О.Н.БУРКОВА

М.А.ПЕРВУШИНА

 

 

 

 

  ПОЗВОНИТЕ НАМ НАПИШИТЕ НАМ   МЫ В СОЦСЕТЯХ  
  МОСКВА
8 499 499 69 70
  ВОРОНЕЖ
8 473 229 49 69
  ЛИПЕЦК
8 4742 200 789
  БЕЛГОРОД
8 804 333 99 09
  Звонок
бесплатный 
 

8 804 333 99 09

info@fz44.org

 

вконтакте

 
Яндекс.Метрика